Знакомство с любителями дендрофилии

Топ-7 редких сексуальных отклонений - Пикантные новости - Новости venetbiyhi.tk

знакомство с любителями дендрофилии

Пример: Библиофильская серия Санкт-Петербургского клуба любителей . фамилией, званием и другими сведениями олице, вручающем ее при знакомстве. . ДЕНДРОФИЛИЯ — собирание древних растений, культивируемых в. Так что знакомство более чем полезное. Парочка неприметных дендрофилов с Петроградки о чем-то оживленно перешептывалась с .. Любителям помахать кулаками пришлось поумерить пыл, а любые споры, как правило. Каюсь, уже много позже моего знакомства с деревьями, я как то Какое счастье, что мне случилось стать дендрофилом, а не гомосятиной! .. что саратовцы большие любители музыки – как эстрадной, так и.

Только клоны не очень - чакры много, устойчивость не очень После уничтожения - направленный удар по атакующему всей чакрой. Больше половины чакры впитать не могут и это только земляные или грозовые. Грозовые для ловушек вообще прелесть. Так, хватит, Кьюби сигналит. Быстро возвращаю свиток на место, сам обратно в вентиляцию. Выпустить хвосты - подарок Кьюби. Хотя и на Нариковой чакре - ее сложнее отследить. Решетку на место, кунай зацепить хвостом, завинтить шурупы, уходим.

В общем и целом, вся эта затея была чистой авантюрой, выполненной исключительно топорно. Хотя Наруто об этом знать совершенно необязательно. Моя репутация после этой операции поднялась до отметки "идол". Да и не грозило мне ничего особо. Если бы спалили - встал бы в позу и начал бы орать про отвратительных учителей, моббинг в академии и необходимость заниматься самообразованием.

Ируку бы отлюбили у Хокаге, отношений я бы с ним не наладил, но сам бы отбрехался. И теперь можно было сконцентрироваться на тренировках. Правда, была еще одна опасность. В поисках диверсантов окресности Конохи начали прочесывать мелким гребнем. А до охоты на разведчиков, которые должны были примирить меня с Ирукой оставалось меньше недели. Не знаю, засекли их раньше, чем в каноне, или нет, но бой, схрон и поиск прошли как по писанному.

Пара придурков, отправивших меня на особо опасную миссию тоже появились вовремя. И вот я, с кунаем явно не нашего производства, к которому неизвестная разведчица привязала план наших постов, бегу от троих куноичи, аккуратно наводя их на охотничьи ловушки. Которые Наруто, как и в каноне, прекрасно знает. Одну, кстати, удалось подрезать, пока она в сетке висела. В общем и целом, примирение с Ирукой прошло как по нотам - его даже не покалечили. Еще одним отступлением от канона стало то, что на голову Какаши я свалился будучи в сознании.

Потом была головомойка от Третьего, похвала. Даже награду удалось стребовать - за миссию А ранга. А еще - я твердо решил не полагаться больше на свою проспективу. Кто его знает, где пойдет отклонение? А когда танцуешь на грани жизни и смерти, отклонение от сюжета может неприятно удивить. Правда только один, последний. Награду решили пустить на обустройство жизни. Поначалу думали обновить гардероб. Жуткий оранжево-синий костюм, известный по аниме, у Наруто, к счастью, еще не появился.

Хотя он уже был в магазине. И Нарик честно пускал на него слюни. Хотя это дело я зарезал. Пока же Наруто ходил в не настолько кричащей суконной кофте с капюшоном. Правда, тоже оранжевого цвета. Только не такого ядовитого оттенка. Штаны были вполне нормальные. Посовещавшись в три сознания, из которых для одного ярко-рыжий цвет был нормальным состоянием, а второй от него фанател, единогласно пришли к выводу с костюмом подождать.

И взять что-то менее броское. Лис необходимость не выделяться принял сразу, Наруто Да и непонятно, когда в следующий раз появятся свободные деньги, а растут дети. Ради возможности приодеться к выпуску решили потерпеть. Так что финансы так и остались свободными. Часть отложили, часть Наруто использовал для игры.

Выигал, кстати, больше, чем проиграл. Каждое утро в академию отправлялся теневой клон. Чаще двое - один маскировался по аудиториям, а еще один изображал обычный нарутовский бардак в Конохе. Мы тем временем тренировались на полигоне. Причем, тренировались серьезно - весь школьный материал прорабатывали от и. Плюс дополнительные тренировки Кьюби. Правда, они сводились к перенасыщению организма чакрой, искусственному ускорению ее циркуляции Чтобы можно было использовать Кьюби. С тайдзютсу был голяк.

Базовые движения академии как ни тренируй, а пользы не. Работали чисто на силу и выносливость. Пока оригинал работал над физическими данными, клоны, под управлением как Наруто, так и меня ставили удары. В общем, работали по программе. По моим воспоминаниям отточили контроль чакры. Теперь Нарик свободно бегает по воде.

Сколько мы времени угробили на разработку каналов чакры, достаточную для этой техники - вспоминать страшно. Потом начали отрабатывать выпуск чакры другими частями тела. Зачем - совладельцы тела не поняли В академии, кстати, пришлось заниматься. Наруто на лекциях моментально улетал в заоблачные дали и выковыривать из его подсознания нужную информацию было ну очень сложно. Один раз, правда, попытался отмазаться. Тогда, коллегиальным решением отправили в Академию Кьюби. Что я могу сказать Когда преподаватель увидел наши ласковые ярко-красные глаза и добрую улыбку он почему-то икнул, испачкал штаны и упал в обморок.

Из аудитории, к счастью, никто не заметил. Когда у детишек прошел шок Это от поведения учителя, честно-честно! Волна ужаса от Кьюби тут ни при чем! Пришлось строить невинные глаза перед Хокаге и внушать всем окружающим, что преподавателю показалось.

Он потом отправился на передовую - решил, что это не так страшно. Кстати, он еще поседел почему-то. Отдельно стоит упомянуть метание всяких колюще-режущих.

Тут хорошо помогло клонирование предметов. Хотя Нарик сначала ничего не понял. Нет, клонировать кунаи и сюрикены он научился. И их было. Лучше сделать сразу и много - так точно попадем! Я отошел от клона шагов на двадцать и метнул в него кунай. Клон, конечно же, отбил. Я метнул еще один и склонировал его двадцать. Уже на подходе к клону я внезапно пырнул его кунаем. Ощущение удара, конечно же, досталось не мне - мы уже давно научились делить тело по секторам.

Зачем ты это сделал? Как он должен был уйти с такого расстояния?!! Лучше создать один кунай, но не дать противнику пространства для маневра, чем тупо закидывать его железом! И думал он долго.

Но в результате мы все же выучились наносить неожиданные удары по десятку целей одновременно, причем летящие с большой скоростью клоны оружия материлизовались сантиметрах в пяти от цели.

Топ-7 редких сексуальных отклонений

Атаки проводились по разным векторам. Оружие метали во все стороны. Особенно понравился Наруто бросок куная за спину, после чего он материлизовался за спиной вероятного противника. Бросок вверх, после которого клон воткнулся в причинное место манекену заставил малыша позеленеть. Тренировались мы, что характерно, на полигоне клана Учиха. Когда нас там обнаружил Саске - я состроил умильную рожицу и начал втирать ему, что он тут все равно один тренируется, а нам негде.

А нам реально было негде тренироваться - если кто-то спалит, что Наруто одновременно обрисовывает физиомордии Хокаг на скале и напряженно тренируется десятком теневых клонов - придет к нам лис. Причем не девятихвостый, что характерно, а. Самому, походу, было не в кайф оставаться единственным жителем на квартал.

Где-то через год, кстати, он предложил сменить арендуемую клетушку на вполне приличный дом за ту же цену. Мы и спаррингами занимались достаточно серьезно Из-за тренировок Кьюби, Саске, кстати, регулярно проигрывал. Не дотягивал он ни по скорости ни по силе. В метании его обойти не удалось никак. Потрясный у человека глазомер, что сказать.

И координация движений идеальная. До такой Нарика тренировать и тренировать. По ниндзютсу Саске нас тоже обходил. Он-то знал, как со стихийной чакрой работать! Моей же литературы для освоения стихий явно не хватало. Саске тоже помочь не мог - у него работа с огнем получалась совершенно естественно.

Попробовал по его методу Не хватало еще стихию воздуха, по канону свойственную Наруто перебить. Кьюби владеет огнем и ладно. А вот шаринган второй ступени Саске освоил еще в академии. Ребенка спровоцировать на неконтролируемую ярость было не так сложно.

Чуток чакры Кьюби - и он уже не может нас поймать. Доводил я его пока глаза не покраснели. Мои-то сразу были красными и с вертикальным зрачком. Когда он отошел от приступа ярости - обещал проставиться. Как только мне гипс снимут. Ну его на фиг, я ему доброе дело сделал, а он Дружбе Наруто и Ируки я не мешал - если есть возможность пожрать на халяву, то зачем возражать?

Правда, когда Наруто хавал наруто рыбные спиральки, которые варили в том же бульоне я ныкался в клетке у Кьюби.

Чтобы точно не ощутить все прелести вкуса. Джирайю найти не получилось. Зря я, похоже, волновался насчет наставника. Сирота, от которого раньше отворачивались все, завел целых четырех друзей. Правда, двое из них жили у него в голове, а один так вообще был кровожадным демоном Кстати, Кьюби оказался отличным парнем.

Хотя и слишком радикальный. Он, как и я, считал, что нужно уничтожить весь мир и вырезать всех людишек Преимущественно, конечно, привлекательных особей противоположного пола. Да и действовать предпочитал напрямую Результатом наших дискуссий стал план по развязыванию мировой войны, в которой выживших поработят джинчуурики. Наруто о наших планах пока не. А вот о предназначении "привлекательных особей противоположного пола" он, походу, начал догадываться.

По крайней мере, начал торчать со мной на лекциях в академии. Естественно, украдкой поглядывая на розоволосое нечто. Вывел малого на откровенность. Еще и обиделся на мою реакцию. Это когда я начал ржать не, для десятилетней девочки Сакура выглядела относительно неплохо, но я-то знал о перспективе "доска два соска" и тяжелом характере!

Да и педофилией я никогда не страдал В общем, я его во-первых высмеял самое то против ранней влюбленностиа во-вторых буквально потыкал мордой в Хинату.

Которая при этом очаровательно покраснела и, менее очаровательно, грохнулась в аут. Что и прокомментировал Нарик, причем достаточно едко. На мой невозмутимый комментарий " Уже легла и просит, а он морду воротит", Нарик не нашел, что ответить.

Так что вскоре у нас на тренировочной площадке появилось новое лицо. Техника мягкой руки, правда, оказалась для не-Хьюг бесполезной - сила удара была нулевой, техника строилась на максимально частых ударах, а серьезные повреждения каналов чакры, не видя тенкетсу нанести было невозможно.

знакомство с любителями дендрофилии

Просто потому, что, не нанеся удара точно в тенкетсу, можно было смело забывать про удар - чакра рассеивалась в тканях, только слегка прогревая. А разработанная Хинатой система уклонений если не ошибаюсь, в каноне она создала ее уже после экзамена на чуунина Разбавив систему традиционными восемью ударами в том числе ногами мы с Саске сумели создать вполне приличную тайдзютсу. Которую и практиковали до экзамена. Ближе к концу академии я начал таскать Хинату на свидания.

Первые три кончились обмороком и доставкой на дом бандеролью. Что характерно - ко. Ну не хотел я пояснять Хиаши, почему его дочь в бессознательном состоянии таскает джинчуурики! Когда Хината успешно пережила ласковый взгляд на нашу пару, брошенный какой-то бабулей, предложенный ей напиток и попытку взять за руку, пришлось начинать учить целоваться.

Наруто, несмотря на слепки моей памяти с подробными демонстрациями начал отбиваться. Хотя мне от этого малолеток растлять было не легче. Предупредив, что в постели я с несовершеннолетними ему ничего показывать не буду и что это - первый и последний раз продемонстрировал.

Потом отнес Хинату домой. Опять к себе - отходить от обморока.

Исповедь и манифест дендрофила. (18+). | Блог Lexi Lexius | КОНТ

Дальше молодежь практиковалась. К двенадцати годам Наруто ничем не напоминал канон. Во-первых он был намного сильнее. Во-вторых, от наивности и глупости ничего не осталось - это был циничный и язвительный пацан. Внешне он тоже разительно изменился. Низкий полноватый мальчик в ядовито-оранжевом костюме и с идиотской прической так и не увидел свет. Не знаю каким образом, но наличие моей души в теле на него повлияло - он вытянулся мне под стать, на пару сантиметров обогнав Саске.

Лицо не несло никаких следов полноты. Прическу мы выбрали подлиннее - я никогда не любил короткие волосы, а Наруто удовлетворился объяснением, что так он похож на Четвертого.

Объяснение, кстати, было совершенно правдивым - сравнение с картинками из памяти Лиса показало потрясающее сходство. Некоторые проблемы вызвал гардероб. Я никогда не любил ярких цветов, в черно-серый, тайно И как нас не спалили? В общем, сошлись на компромиссе: И тут уже зашухериться пришлось.

Все, на что я решился - пошить на заказ комплект неприметного камуфляжа на задания. Жилет, между прочим, был с достаточно неплохим бронированием а я все думал, почему шиноби их не снимают!

Традиционная металлическая сетка, которую шиноби носили на голое пузо, кстати, оказалась далеко не такой простой. Она оказалась сконфигурирована так, что по ней достаточно легко было пускать чакру. А под чакрой сеточка становилась очень приличной броней. Пробить которую незаряженным кунаем было проблематично. Хотя чакру она теряла с жуткой скоростью, почему ей по назначению никто и не пользовался.

Разве что опытные шиноби, пускающие чакру на защиту строго в момент удара. И вот, наконец-то настал тот день. А все потому, что за день до этого слишком радовались. У нас с Нариком наконец-то получилось отдохнуть друг от друга - при создании Теневого Клона получилось полностью перенести мое сознание в эту оболочку. Не дублировать, а полностью перенести. Четыре года вместе есть, пить, спать, ср Так что на радостях мы просто забыли про экзамен.

В академию в тот день отправился Наруто. Я же, одолжив его тело пошел погулять. Создав хенге со своей Радости хватило ровно до тех пор, пока Наруто не развеял технику.

  • Бесплатный хостинг больше не доступен
  • Исповедь и манифест дендрофила. (18+).

И пока не "выяснилось", что им дали практическое задание по созданию клонов. Которых он, естественно, создать не смог. Просто потому что сам был клоном. На самом деле. Просто даже теневые клоны намного менее материальны, нежели обычное тело.

И снимая с них повторные копии Да, грешен, я опять решил воспользоваться проспективой. И, похоже, опять успешно. Мизуки-сенсей успел подойти к Нарику. Да и у малыша хватило мозгов не посылать учителя с его явным разводом.

Успокоив мелкого, пошли искать Мизуки. Он обнаружился около академии - очевидно ждал ответа Наруто. Сообщив о своем согласии достать свиток и уточнив подробности, пошел искать Какаши.

Он покомпетентнее Ируки будет Какаши обнаружился на травке возле памятного мемориала. Естественно, с очередным "бестселлером" Джирайи в руках. Да и Четвертый, по идее, улыбался именно. В общем, неудивительно, что Какаши вздрогнул. Хотя от книги и не отвлекся.

Пожалуй, лучше первое - все равно не поверят - Экзамен я провалил! И как ему удается так играть мимикой, когда от всей рожи только глаз виден? Просто у нас есть один учитель - Мизуки. Так он мне казался подозрительным. В общем, после экзамена он мне предложил "переэкзаменовку" - выкрасть свиток из закрытой части библиотеки и отнести.

Если бы я отказался, то доказательств не было бы! В общем, сегодня вечером я прошу вас проследовать за мной и, если Мизуки задумал что-то преступное, задержать его! Только нужно сообщить еще кое-кому - Какаши встал и, уткнувшись в книгу, куда-то упрыгал. Я не указал, чем Мизуки "вызвал мои подозрения", Какаши этого не уточнял. Так "подопленка" очевидна - о том, что мне не даются клоны знают. Все же в академии я давно не появлялся.

Хината неоднократно предлагала позаниматься со мной, Саске тоже несколько раз показывал идеально сработанную технику В общем-то подозрительно. Почему на экзамене была именно эта техника? В любом случае, веду я себя сейчас правильно. Возможно, я не показал нужный уровень наивности, если все это - сказки Хокаге, но во всяком случае лояльность я показал.

Но Мизуки, если мне не изменяет память хороший у Павлика "чай" потом оказался в камере А раз так, то лучше себя вести как идеальный джинчуурики. Иначе в расход пустят.

В урочный день, в урочный час в деревне завыли сирены. А низкорослая блондинистая фигурка со здоровенным свитком на спине рванула в лес. На этот раз я, естественно, шел напролом.

На душе было радостно - раз меня не поймали за прошлый взлом, то теперь не поймают. Опознать меня сможет только собака, а их либо не вызывали, либо можно будет сказать, что это она с последним посещением перепутала. Теневых клонов теперь можно использовать легально. В общем, жить хорошо. Дождался Мизуки, просматривая свиток.

Знакомое просмотрел бегло, но дальше пошли заморочки, явно не для. В основном - стихия дерева. А мне это не. В общем, когда появился Мизуки, дабы раскрыть свой коварный план и особенности моей физиологии, я уже откровенно скучал, для вида рассматривая теневое клонирование.

На предложение свинтить в страну Камня согласился сразу же, что слегка выбило его из колеи. Либо подстава, либо надеялся меня прикончить, чтобы не мешал. В любом случае, теперь может прирезать. Ну нужно тебе было с воплем "отойди от него" прыгать-то, а? Тебя Какаши не предупредил? Ладно, оглушил я. Мизуки пока попытался уйти. Я уже давно "чуял" как его группу прикрытия, так и. Какаши хоть и дурак, но умница - целую группу АНБУ с собой привел.

Иначе как объяснить шесть объектов, пришедших за мной из деревни? Из которых у половины пробивается охотничий азарт, а у второй половины вообще эмоций не прослеживается? И у всех уровень силы джоунинов? За четыре года мы эмпатию Кьюби хорошо так развили. Так что сейчас почти сенсоры. Так что знал я про сопровождение. И про свое и про Мизуки. А у него оно послабее будет, послабее.

И уйти у него не получится. Ну кто так с перебежчиками общается? На кого вы постановку рассчитали, ребят? Джоунин изволил обратить на меня внимание. Мизуки, ну ты же учитель! Нельзя перед учениками так прыгать! Выдвигаемся - ага, я труп согласен. Все же Данзо идиот. Четверо морально стерильных шиноби Камня, ага.

Не Кровавого Тумана, а Камня. Интересно, на чем они Мизуки взяли? Раз он потом в клетке будет, то его при любом раскладе шантажом на миссию завели Нарика воспитывать нужно, мне самому тоже нужно снять моральный запрет на убийство.

Да и Лис пошалить просит. Джоунин, двое подчиненных и "предатель" получают по кунаю в горло - это не лечат. Последний стал кастратом - можно откачать от болевого шока и допросить. Только допрашивать его не будут - похвалят за миссию и в строй поставят. А что, они давно кастраты. Странно, что Данзо им оперативное вмешательство до сих пор не прописал - чтобы на женщин не отвлекались.

Позади меня на поляну выпрыгнули Какаши со спутниками. А Данзо следовало намекнуть, что я не всегда согласен играть в их игры. Нам, малыш, пора потихоньку выходить из тени и начинать двигаться наверх - Но не так же! Вспомни, с экзаменом тоже все прошло безупречно! Наруто, который как раз занимался полировкой протектора, невольно ухмыльнулся. Собственно, на этом разговор и кончился. Все действительно прошло безупречно. Когда появилось прикрытие, я честно сдал евнуха на руки Какаши.

После оказания первой помощи "пленному" и Ируке мы отправились к Хокаге. Ой, получит Данзо люлей После того, как Третий выслушал доклад Какаши об операции по внедрению и ликвидации, я все же получил протектор.

Со стильной черной повязкой.

знакомство с любителями дендрофилии

После этого было как-то не с руки закатывать скандал про Кьюби и общественную ненависть, но пришлось. Это был единственный случай, когда что-то можно было поиметь. Только вот поиметь что-либо не получилось: Сарутоби, сославшись на занятость и позднее время, отложил разговор. А я со строгой установкой сдать фотографию на документы был выдворен из кабинета. На следующий день мы честно заявились в жерло местной бюрократии.

Где нас с жутким скандалом отправили перефотографироваться. Ну сдал я им фотку себя на троне в горностаевой мантии и в короне вместо протектора, зачем кипиш было поднимать? Ну ничего, я им отомстил. С такой высокомерной миной, как у меня получилась на фотографии, корона необязательна. Сдавая фотографию повторно получил привет из канона. В лице жутко яростного пацаненка, заявившегося с целью порвать Третьего на кизяк.

И, конечно же, навернулся мордой об пол. Только вот Эсума что-то не появляется. Хокаге сидит с каменной рожей. Ладно, есть шанс слинять без особых потерь. Сегодня не получится, сам понимаешь - документы, распределение. Не думаю, что ниндзя-новичку стоит настолько выделяться внешне. А что тебе не нравится?

Ну да, похоже на четвертого. Хоть и другая цветовая гамма. Но тебе-то что с того? Вспоминаешь, кого ты в качестве пешки разыграть решил? Ай-ай-ай, неужели совесть проснулась? Ну это мы поправим. Да ты у нас живчик, Третий! Сколько лет дедушке, а до сих пор кровь при виде голой бабы прибывает. Хотя и не. Так и истечь недолго Пока туман сбивает ракурс - перемещаюсь старику за спину.

Думаешь, я его не достоин? А ведь я, только став генином, уже могу убить тебя - Старик нервно сглотнул. А что поделать, кунай у шеи явно не способствовует спокойствию.

Убрав лезвие, я продолжил - У меня после вчерашней нашей встречи был до-олгий разговор кое с кем. Кто знал моего отца. Уже от двери я добавил полным почтения голосом: Я зайду завтра вечером.

Тебе от меня не отделаться, старик. И плюшек ты мне выдашь, причем выдашь уже. Я не тот Наруто, которого ты пытался воспитать. Не тот, кто готов выкладываться изо всех немалых сил джинчуурики просто за добрую улыбку и нормальное отношение окружающих. Прости, но сэкономить тебе не получится. Деревня получит мою силу. Но за соответствующую плату. И деньгами и положением. Естественно, после моих эксерзисов, Конохамару все же увязался за.

Пришлось учить его технике обольщения. При этом я не удержался от того, чтобы поумничать. Ее цель - сбить концентрацию противника, позволить нанести неожиданный удар, заставить его ошибиться. Тем же целям, например, служит дымовая шашка.

Или такая простая вещь, как плевок в глаза противнику. Хотя не отвлекаться на такие простые трюки нас учат. Так что моя дзютсу, в силу своей необычности, является гораздо более эффективной. Действует, правда, только на мужчин. Женщины, импотенты, голубые или дети на нее никак не отреагируют. Но запомни - одной этой техникой ты не победишь.

Всегда должен быть наготове удар, который ты проведешь после успешного отвлечения противника. Кивки становились все более разочарованными, но именно этого я и добивался. Пусть понимает, что на халяву гарантированную победу получить. Говорил я, кстати, больше для Нарика. Ему тоже учиться. А если малой разочаруется и отцепится, то это как раз и не страшно. Ближе к вечеру нас отловил Эсума. Мелочь тут же продемонстрировала ему новую технику, но зацепить так и не смогла.

Пришлось показывать технику гарема. В рамках которой я аккуратно пережал наставнику сонную артерию. Получив восхищенные заверения, что у меня появился верный ученик, который будет упорно тренироваться и сравнится со мной, я отправился домой. Особистов перерезал, дедушку напугал. А это совсем плохо - из нас двоих лис имнно. А я - щенок, даже если просуммировать двенадцать лет Наруто и мои двадцать шесть.

Лис не в счет, он в социальных разборках никогда не учавствовал. Да и вообще, несвойственно это. Что на меня нашло? Вывод напрашивался только один - окружение.

Я почти четыре года, с тех самых пор, как хвостатый научил нас пользоваться чутьем биджуу, ощущал страх и ненависть жителей деревни. И когда я столкнулся с источником этого отношения, с проявлением всех тех интриг, в которые был впутан Наруто - сорвался.

Кто виноват - выяснили. Осталось понять, что делать. И тут все было не так однозначно. В идеале мне нужно продолжать вести себя как ни о чем не задумывающийся идиот, списав краткий проблеск адеквата на стресс. Только что если я снова сорвусь? Да и положение нарабатывать нужно - тут к бабке не ходи. Впрочем, с положением придется ждать - от успешных миссий многое зависит.

К сожалению, выпендриваться мне сейчас особо не дадут - извлекут Кьюби и дело с концом. Ну ничего, старый хрыч, недолго тебе осталось. Сколько там до нападения Орочимару? Распределение, неизвестное количество миссий ранга D, первая миссия ранга С, пара полнометражек, неизвестное количество флешбеков А там, пока пятая в делах не разберется и не сбагрит Нарика Джирайе - можно будет развернуться.

В общем, пока ясно - завтра с утра я снова старый добрый Последний Идиот Конохи. Дедушка-Хокаге старенький уже, маразм у него, ясно? Жаль только, с плюшками меня прокинут.

Как пить дать прокинут. Если бы старый хрыч не собирался капитально подготовиться к разговору - мы бы говорили. Джинчуурики все же поважнее рядовых генинов будет, ради него распределение и отложить.

Обдумывая варианты предстоящего разговора я, незаметно для себя уснул. Впервые за четыре года я иду в академию в своем настоящем теле. Не оставляет чувство, что что-то забыл. По дороге, как обычно, зашел за Хинатой. Провалялся Фартовый сутки в бреду, потом помер.

А наутро из него гадость какая-то полезла… живая. Оказалось, стрекотница в нем личинки свои отложила… На том фортуна его и закончилась. Швед замер с самокруткой в зубах, оторопело глядя на щуплого новичка, пока тлеющий окурок не подпалил усы. Бергин дернулся, выплюнул хабарик, похлопав беженца по плечу: Не бери… не дерши зла. Пришлый ссутулился, закивал, забормотал вполголоса: По гроб жизни обязан буду, если оставите.

Работать буду, за всех работать! Всяк лучше, чем в подземке. Я в метро не хочу. У нас на острофе брага очень good! Оживившиеся механики с энтузиазмом закивали.

Беседа плавно перетекла в более спокойное русло — обсуждение достоинств местных забегаловок, коих на Мощном насчитывалось не менее десятка.

Беженец тоже поуспокоился и заулыбался, ободренный обещаниями вольготной жизни и достатка. В обстановке всеобщего подъема никто не обратил внимание на всполохи режуще-яркого света, что пробился внутрь отсека сквозь дверные щели. Странного сияния хватило, чтобы пространство и предметы внутри отсека на пару секунд приобрели нереальный мертвенно-голубой оттенок. И лишь когда железная створка с грохотом отворилась, разгоряченные беседой ремонтники успели разглядеть, как по трапу с дикими воплями скатился Петро.

Чудом не сломав на ступенях хребет, парень забился на полу, закрыв ладонями глаза и страшно воя. Кто-то подскочил к бедолаге, пытаясь оторвать его руки от лица. Другие ринулись к выходу с целью выяснить природу кратковременной вспышки. Шведу понадобились считаные секунды, чтобы взлететь по трапу. Он первым уловил мерный, нарастающий гул, исходивший откуда-то извне. Отчего-то страшно заныли зубы. Еще мгновение — и пугающий звук перерос в рев, заполнив собой все вокруг, сбивая с толку, дезориентируя.

Взору шведа открылась не поддающаяся осмыслению, поражающая своими масштабами картина. Родной до боли силуэт острова со всеми его постройками, скалистыми берегами, зеленью аллей и башнями форпостов исчез бесследно. На его месте, взметнувшись в бескрайнее, затянутое кровавым багрянцем небо, стремительно рос гриб ядерного взрыва. Несколько страшных мгновений механик в ступоре смотрел на то, как вспухает, растекается по небосводу чудовищная огненная клякса. Затем палуба под ногами задрожала, заходила ходуном.

Неведомая сила швырнула Бергена на пол, впечатав спиной в вентиляционный короб. Ударная волна достала Вавилон на излете. Под напором беснующихся воздушных масс с древней платформы, словно шелуху, содрало деревянные хибары.

Тех несчастных, что находились на внешних палубах, сдуло в воду порывами ураганного ветра. По бортам Вавилона прокатилась гулкая барабанная дробь — раскаленный щебень и осколки раскрошившейся скальной породы пролились на ветхую конструкцию каменным дождем. Следом, словно испытывая рукотворного исполина на прочность, в высокий борт свирепо ударили тонны бушующей воды.

Металлические фермы угрожающе скрежетали, подточенное временем железо переборок вибрировало, а листы обшивки срывало с проржавевших клепок и уносило в море. В довершение всего буровая платформа, содрогнувшись всем корпусом, медленно перекатилась через горб водяного вала, оставляя за собой шлейф из кусков изорванного брезента, изломанных досок и человеческих тел. Освещение, по всей видимости, накрылось.

Люди лежали вповалку там, где их застал удар. Бригадир медленно встал и на негнущихся ногах побрел на звук. Еще мгновение, и он различил силуэт лежащего на полу Бергина. Нога неестественно выгнута, из уголка рта стекает струйка крови. В глазах его еще стоял немой вопрос, но предчувствие неизбежного уже нахлынуло, затопив сознание ужасом.

Афанасий растерянно оглянулся, словно искал поддержки. Найдя глазами пришлого, старик вздрогнул. Притулившись у стены, беженец смотрел на бригадира все тем же пустым взглядом. От робкой улыбки не осталось и следа. На лице его застыла маска обреченности, а искусанные в кровь губы продолжали беззвучно шептать: Уцелевшие стекались сюда со всех уголков гигантской платформы в надежде получить ответы, узнать о судьбе оставшихся на острове близких, разделить горе.

То и дело из толпы доносились гневные выкрики, женский плач и стенания стариков. Гул голосов разом утих, когда на импровизированную трибуну из цинковых ящиков, еле заметно пошатнувшись, взошел капитан Вавилона — седобородый пожилой мужчина в потертом, перемазанном кровью кителе.

Забинтованная по локоть рука покоилась на перевязи, лоб над густыми бровями прорезали глубокие старческие морщины, но глаза все еще светились холодным стальным блеском. Казалось, непосильная ноша ответственности за судьбы выживших сейчас сломает старика, однако щуплый человек на трибуне стоял прямо, готовый пережить с остальными всю горечь произошедшего.

Лишь по тому, как капитан стиснул здоровой рукой ремень портупеи, можно было понять, каких усилий стоило ему сохранять видимое спокойствие и присутствие духа. Окинув собравшихся долгим взглядом, то и дело останавливаясь на лицах особо близких и верных соратников, капитан, наконец, заговорил: Мы прошли нелегкий путь. Мы пережили страхи, болезни, голод.

И хотя путь наш был тернист и долог, перед нами всегда стояла цель, ради которой стоило двигаться вперед, верить в лучшее, идти по извилистой дороге жизни.

Сегодня случилось то, что разом перечеркнуло наши надежды на нормальное завтра. Случилось то, что невозможно было представить в самых страшных снах.

знакомство с любителями дендрофилии

Нашего дома не стало, и вместе с ним не стало наших родных, близких, друзей. Многие из вас в одночасье потеряли матерей, отцов, дедов. Все мы лишились крова.

В нестройных рядах слушателей заметно стало шевеление. Кто-то истово молился, взывая к милости Всевышнего. Хотя инфраструктура Малого не пострадала, а выброс проникающей радиации не достиг острова, впереди — неизбежное выпадение радиоактивных осадков. А значит, наша первостепенная задача — эвакуировать немногочисленную колонию Малого, пока еще не слишком поздно.

Капитан не спешил с ответом, ибо любое необдуманное слово в данной ситуации неминуемо привело бы к всеобщей панике и хаосу. Да, возвращаться нам больше некуда. Но никто не в состоянии лишить нас главного — силы духа. Сегодня мы, как никогда, должны оставаться сильными, потому что впереди ждет последнее и, пожалуй, самое важное. В трюме воцарилась гробовая тишина. Колонисты ловили каждое слово своего лидера.

Известно одно — на Мощном никогда не было ядерного оружия. Только система ПРО [2] — и та вышла из строя еще много лет. Значит, заряд был завезен извне. Так что единственным контактом с внешним миром и по сей день остается недавно завершившийся торговый рейд в Питер. Нет никаких сомнений в том, что враг затаился в подземке, среди множества угнездившихся там разношерстных колоний.

И, если понадобится, мы прочешем каждый дюйм этих вонючих нор, но возьмем ублюдков за горло! Толпа взревела, поддерживая капитана. Тот выдержал паузу, наблюдая за соотечественниками.

Чувствовалось, что эти люди пойдут за ним до самого конца, куда бы ни завела их судьба, и оттого на душе было неспокойно. Страшно за тех, кто не осилит всего пути, тошно оттого, что исход предстоящего крестового похода предсказать невозможно.

Возле ржавого короба со стропами началась неразбериха. Одни вавилоняне отчаянно пытались добраться до кого-то, скрытого от глаз толпой, другие же преграждали дорогу, отталкивая особо ретивых. Над головами мелькнул обрезок трубы, потом в ход пошли другие подручные средства — цепи, куски арматуры. Не дожидаясь трагической развязки, капитан еле заметно кивнул стоявшему поодаль рослому бородачу в черном заношенном бушлате.

Получив приказ, командир патруля вместе с несколькими вооруженными бойцами оперативно продрался сквозь толпу, оттеснив нападавших. Патрульные под руки вели к трибуне изможденного человека в замасленной спецовке. От взора капитана не ускользнули болезненная худоба парня и затравленный, потерянный взгляд. Сзади семенил дед Афанасий.

Дружная бригада старика пробиралась сквозь ряды колонистов следом, прикрывая отход патрульных с тыла. Беженец кивнул, утерев кровь с разбитой скулы. Что ж теперь, всех пришлых повырезать?! Капитан поднял руку, и этого короткого жеста хватило, чтобы ропот вокруг стих. Фома отрицательно помотал головой. Не в твоих интересах сейчас оставаться в стороне. Посмотри на всех этих людей. Они хотят справедливости… И они ее получат. Хотя, куда им… С эдаким мудреным механизмом разве что мазуты могли управиться.

Бомба, как-никак… Хотя зачем им? Да и Приморский альянс такое вряд ли устроил бы… Не знаю я! Богом клянусь, не знаю!!! Капитан недовольно покачал головой. Помедлив мгновение, он достал сложенный вчетверо лист бумаги. Развернув, протянул пришлому потрепанную карту питерского метрополитена.

Чтоб недалеко от залива. Фома помялся с минуту, раздумывая над схемой, потом ткнул пальцем в один из кружков: Не так близко, конечно, но других вариантов не вижу. На Василеостровской владения Альянса начинаются. Значит, так тому и. Впереди чертова прорва работы.

Надо колонистов с Малого забрать. Да еще Вавилон подлатать, чтоб до Питера дотянул. На бетон посыпались пыльные грампластинки. На некоторых из них еще сохранились полуистлевшие обрывки обложек. Такие паренек деловито очищал от остатков бумаги и небрежно кидал в общую кучу.

Таран сидел у кухонного стола, с интересом наблюдая за приемным сыном. Сталкер усмехнулся собственным мыслям, продолжая следить за тем, как Глеб, закусив губу от усердия, нанизывает виниловые диски на кусок проволоки.

Вся Московская на ушах! Они из этих штуковин талисманы разные мастерят. А в подвале целая куча кругляшей валяется! Сменяю огрызкам на парочку амулетов. Через пару минут из кладовки донесся грохот падающей посуды, вперемешку с чертыханиями.

Звонко бряцнув о дверной косяк, в коридор выкатился помятый эмалированный таз. Следом, чихая от пыли, вышел сталкер, держа в руках странный агрегат. Глебу такие еще не попадались. Снизу — деревянный лакированный ящик, сбоку — короткая ручка, сверху — изогнутый металлический раструб непонятного назначения.

Мальчику сразу же припомнилось, что на похожем устройстве тетка Агата с Московской крутила фарш для свиной колбасы. От воспоминаний о деликатесе желудок тут же требовательно заурчал, однако сталкер, похоже, не собирался использовать загадочный аппарат в качестве мясорубки.

Вместо этого он наугад выудил из груды виниловых дисков один поцелее, протер поверхность рукавом и аккуратно водрузил на деку граммофона. Глеб с интересом следил за манипуляциями приемного отца, однако, когда из железного нутра агрегата, сквозь шипение и треск, пробились первые звуки гитары, впал в оцепенение, зачарованно наблюдая за мерным кружением грампластинки.

Но сталкер лишь поднес палец к губам, призывая сына к тишине. Совсем скоро к гитарным переливам добавился пронзительный юношеский голос. Таран вздрогнул, с удивлением косясь на граммофон.

А это Пресняков заходится. Однако Глеб слушал песню внимательно, и лишь когда мелодия стихла, обратился к Тарану: Красивый городишко у моря… Улицы, мосты, каменная набережная… Гавань, полная кораблей… Город мечты, одним словом.

Попробую у барыг с Сенной рассказы Александра Грина поискать. Получится — сам почитаешь, поймешь. Он же глубоко под землей. Откуда там воде взяться? Таран прекратил ворошить пластинки, посмотрел на сына внимательно: Мальчик замялся, смешно наморщив курносый нос: Когда сталкер говорил так, вкрадчиво и немногословно, с ним лучше было не шутить, поэтому паренек, не выдержав строгого взгляда нареченного отца, выложил начистоту: Большой, яркий, в цветах. И светло там, как днем. И у каждого свое отдельное жилище.

Узнаю, что ты самовольно в туннель бегаешь, выдеру. А Пахому скажу обязательно, чтобы гнал тебя со Звездной в три шеи! Нечего ошиваться возле всякого сброда! Наведываться в шахту, которую коммунисты упорно копали в попытках добраться до Москвы, было одним из любимейших его занятий. Кого только не забрасывала сюда судьба! Бывшие головорезы, щипачи, аферисты всех мастей… Хотя попадались и обычные люди, попавшие сюда, в основном, за долги. Коммунисты рады были каждому — кандалы на ноги, лопату в зубы и вперед, рыть дорогу к светлому будущему!

Дядя Пахом — огромный, ростом почти с Дыма, широкоплечий амбал примерно одного с Тараном возраста — частенько захаживал на Звездную. Даже мазуты Пахома главным конкурентом считают, уж больно плотно и давно тот на сбыте стволов сидит. А откуда берет — одному богу известно. С Тараном оружейник знаком был не понаслышке: На поверхности, ясное дело… Так что знакомство более чем полезное. Да и к Глебу Пахом уважительно отнесся, с самой первой их встречи. Не раз всякими интересными штуками баловал — то книгу какую притащит про оружие, то гильзу-солонку.

А недавно метательную звездочку подарил, настоящую! Правда, мудреное название мальчик не запомнил, а переспрашивать как-то неудобно было — ведь не ребенок уже, должен с первого раза все усваивать. Теперь, видать, со Звездной придется повременить, пока Таран не смягчится. А оттает он обязательно — не может долго строгим быть, слишком любит. Хоть и старается этого не показывать, да только Глеба не обманешь. Упаковка галет, банка тушенки, инъекторы с мутной жидкостью… От взгляда мальчика не ускользнуло, как отец вдруг заторопился.

Видимо, почувствовал надвигавшийся приступ — не хочет при сыне колоться. Хворь сталкера с каждым днем проявлялась все сильней. Яд болотного дьявола продолжал подтачивать здоровье, а приступы с каждым разом становились все тяжелей и продолжительней. Сыворотка Вегана уже не действовала так эффективно, как раньше, и Глеб, наблюдая за отцом, неоднократно замечал, как хмурится тот порой, проверяя запасы дорогостоящего лекарства.

Экипировавшись, Таран кивнул мальчику на прощание: Из стволов не палить. Мазуты говорят, что-то из ряда вон… Пойду, разузнаю. Думаю, за сутки обернусь. Незачем тебе слушать, как взрослые дяди ругаются. Сталкер замер в проеме гермодвери. На мгновение обернувшись, улыбнулся сыну и нырнул во мрак коридора.

Глухо лязгнули стальные засовы. Глеб вернулся к вороху грампластинок и только теперь вдруг осознал, что из-за отлучки Тарана предстоящая торговая сделка с огрызками, похоже, отменяется. Пройдя по темному коридору совсем немного, Таран сполз по стене и тихо, чтобы не услышал Глеб, застонал, не в силах совладать с невыносимой болью.

Сталкер привычно сжался в комок, пережидая приступ. Сердце бешено колотилось, на лбу выступили крупные капли пота. Впервые на памяти Тарана закололо в груди — жуткая болезнь брала свое… Глава 2 Ультиматум Сенная гудела, словно растревоженный пчелиный улей.

Всего пару часов назад на станции велась бойкая торговля, а на платформе было не протолкнуться от прилавков и зазывал. Теперь же центральную зону расчистили, расставив по окружности ряды наскоро сколоченных скамеек.

Заезжие караванщики с интересом наблюдали за спешными приготовлениями, переговариваясь вполголоса и строя самые невероятные предположения. Заинтригованный происходящим, подтягивался и местный люд, однако вскоре объявились угрюмые бойцы из внутренней охраны торгового узла Садовая — Сенная — Спасская. Оттеснив зевак в дальний конец станции, споро оцепили импровизированное лобное место.

Руководил приготовлениями представитель администрации Сенной Пантелей Громов, смешной человек низкого роста в больших старомодных очках и видавшем виды синтетическом, в ромбик, свитере.

Раздавая указания, он метался вдоль платформы, и его очки при этом то и дело норовили съехать с переносицы. Коротышка остервенело запрокидывал голову, возвращая их на место, и кричал на подчиненных пуще прежнего, словно пытался оправдать звучную внушительную фамилию.

Однако стоило показаться первым гостям, Пантелея словно подменили. Расплывшись в приветственной улыбке, администратор поспешил навстречу группе угрюмых людей, одетых неброско и опрятно.

Приморский Альянс… Одна из самых влиятельных группировок в подземке. И, пожалуй, единственная, способная дать отпор Империи Веган, раскинувшейся на юге зеленой ветки — начиная от Плана [6] и заканчивая периферийной Обухово.

Не успели вновь прибывшие рассесться, как из туннеля появилась делегация с Техноложки [7]. Промасленные комбинезоны, навесные пояса с инструментами… Этих ребят спутать с кем-то еще было попросту невозможно. На их знаниях и производственных мощностях держалась большая часть обитаемого метро. Свет, вентиляция, топливо… За свои услуги Техноложка брала немалую мзду, и по уровню освещения, протянутого мазутами, вполне можно было судить о достатке той или иной станции.

Мазуты держались свободно, перешучиваясь вполголоса. Примостившись недалеко от делегатов Альянса, они с интересом разглядывали веганцев, уже спускавшихся по лестнице перехода. Те, не изменяя традициям, явились в вызывавшей у многих стойкое отвращение, вычурной зеленой форме.

Правда, одной детали явно не хватало — привычных стеков в руках у имперцев не. Все оружие у гостей тщательно изымалось на блокпостах — слишком разношерстная публика собиралась сегодня на торговом кольце… Попадались среди прибывших и представители независимых станций. Особые правила, действующие на территории всех трех станций торгового кольца, вынуждали обе непримиримые стороны сохранять нейтралитет.

Парочка неприметных дендрофилов с Петроградки [9] о чем-то оживленно перешептывалась с Никанором, главой Московской. Правда, те держались обособленно, старательно делая вид, что происходящее вокруг их совершенно не интересует. Мелькнул у самого края брезентовый плащ мортуса.

Странные донельзя типы, но без могильщиков в подземке никак. Гниющие трупы в окрестностях обитаемых станций — рассадник инфекций и верный способ приманить крыс. А с обычным уровнем смертности в подземке огонь в крематориях мортусов не угасал ни на секунду. Побродив, нашли места подальше от делегатов Приморского альянса, с затаенной ненавистью поглядывая на бывших врагов.

Слишком свежи еще были воспоминания о недавнем конфликте. Слишком многое потеряли они в той короткой, но кровопролитной войне [10]. Коротышка в облезлом свитере, в тысячный раз поправив огромные очки, вскинул руки, подобно дирижеру, призывая собравшихся к тишине.

Гул голосов разом стих. На мгновение показалось, что даже лампы освещения притухли, словно перед началом концерта. Теперь разом заголосило сразу несколько человек. Аудитория беспокойно зашевелилась, и собрание грозило закончиться, так и не начавшись.

Коротышка беспомощно оглянулся вокруг, промокнул аккуратно сложенным вчетверо платочком взмокшую лысину и вдруг взвился, истерично подвывая: Что за детский сад, в конце концов! Может, вам, уродам, жить надоело? А мне — нет! Ну-ка, схлопнули варежки, живо! Видимо, неказистому администратору Сенной удалось удивить и заинтриговать гостей.

Сдерживая смешки, публика умолкла. Причина, по которой вас экстренно созвали сегодня, не менее серьезна. Под сводами Сенной эхом прокатился гул встревоженных голосов. Не дожидаясь, пока публика вновь успокоится, коротышка указал пальцем куда-то в ряды сидевших, перекрикивая толпу: Он представляет здесь колонию острова Мощный.

Все, как один, повернули головы, разглядывая щуплого старика, что поднимался со скамьи. Дед Афанас прошаркал, сгорбившись, в центр импровизированной арены. Не таясь, поднял голову, исподлобья оглядывая разношерстное собрание. В глазах старика застыл лед. Публика как-то разом присмирела, затихла. Колония Мощного перестала существовать… Афанас запнулся. В глазах заблестела предательская влага. Но голос оставался твердым. Мы — мирные люди и никогда не зарились на чужое.

Рука Афанаса задрожала, лицо перекосилось. На платформе установилась гробовая тишина. Никто не решался нарушить молчание, ежась под тяжелым взглядом старика.

Веб-сайт недоступен

Лишь холеные веганцы, прикрывая ухмылки блестящими перчатками, еле заметно улыбались — чужие страдания вызывали у них неподдельный восторг. Так и не дождавшись ответа, тяжело выдохнул и тихо продолжил: У нас достаточно техники, чтобы пробиться по поверхности к любой вентиляционной шахте. Брать нас штурмом тоже не советую: У вас есть неделя, чтобы найти и выдать нам зачинщиков взрыва.

В противном случае на ваши станции — все, без исключения — будет пущен иприт. Воздух, казалось, звенел от напряжения. Притихли даже зеваки, наблюдавшие за собранием издалека. Афанас повел плечом — в кисть скользнула рукоять морского кортика, доселе спрятанного в рукаве холщовой рубахи. Охранники дернулись было в сторону нарушителя, однако остановились, уловив жест администратора. Надрезав ладонь, старик выждал, пока кровь растечется по лезвию, затем размахнулся и с неожиданной для своего возраста силой вогнал нож в стык между плитами пола.

Гулкий звук заставил многих вздрогнуть. Опустив голову, старик вышел из круга и медленно побрел к выходу со станции. Лишь когда силуэт деда Афанаса растворился в туннельной тьме, собравшиеся зашевелились, будто освободившись от неких чар, наложенных стариком в приступе гнева. Словно и не живой человек стоял только что перед ними, а морок наведенный.

Однако торчавший меж бетонных плит кортик говорил об обратном — необычный визитер был так же реален, как и предъявленный им ультиматум. Лишь редкие всплески воды выдавали присутствие людей там, где их путь пересекался со струящимся по дну коллектора ручейком. Бесшумной поступью отряд достиг горловины туннеля и выскочил в нутро объемного резервуара.

В лучах лунного света, проникавшего сверху, сквозь канализационные решетки, стали различимы детали странного одеяния крадущейся в тишине группы. Голые торсы, всклокоченные волосы, нарукавники с шипами, грубо скроенные кожаные юбки на манер шотландских килтов.

Лица ходоков закрывали повязки из небрежно намотанной в несколько слоев материи. Лишь один — в примитивном, видавшем виды респираторе. Короткие копья и увесистые, в зазубринах, мачете добавляли колорита экзотичным воинам.

Проскочив открытое пространство, отряд скрылся в очередном штреке. Человек в респираторе вел группу уверенно, привычно минуя давно заученные развилки. Изредка, правда, он останавливался, подзывая одного из ведомых.

Выставив вперед клетку с диковинным зверьком, отдаленно напоминавшим крысу, тот внимательно следил за поведением животного. Единожды зверек заметался, издавая отрывистый клекот. Похоже, учуял невидимую смерть. Новый путь преподнес неприятный сюрприз — туннель внезапно обрывался на краю разлома внушительных размеров.

Гигантская трещина в земле протянулась на добрую сотню метров в длину. Наверху маячила полоска сумрачного предрассветного неба. Противоположный край разлома виднелся метрах в пяти впереди, словно край слоеного торта в разрезе, обнажая пласты земли, норы неведомых обитателей нового мира, останки фундаментных плит и ржавые трубы теплотрасс.

Посовещавшись, ходоки споро наладили переправу, накинув лассо на торчавший обрезок водопроводной трубы. Пока воины по одному перебирались на противоположный край разлома, опасно раскачиваясь на тросе, их вожак пристально следил за небом сквозь прицельную рамку арбалета — охочих до человечины хищников всегда хватало.

Преодолев препятствие, ходоки снова углубились в лабиринт подземных коммуникаций. Ужами протискиваясь в полуразрушенные сбойки, пробираясь по давно покинутым кабельным коллекторам, они то и дело припадали к земле, вслушиваясь, изучая. Когда из очередного бокового штрека послышались звуки человеческой речи, воины затушили большую часть факелов и пошли осторожнее, стараясь не обнаружить свое присутствие ни единым шорохом.

Совсем рядом проходила ветка метрополитена, и всего несколько метров земли отделяло ходоков от обитаемой станции. Но не она являлась целью путешествия. Крадучись, отряд почти миновал опасную зону, когда из мрака стремительно выскочил комок чего-то живого, аспидно-черного, распрямляясь в полете подобно спущенной пружине.

Мелькнули в свете факела хитиновые сочленения. Спутники мгновенно бросились на выручку. Борьба проходила в абсолютном безмолвии. Несколько драгоценных секунд ушло на то, чтобы отодрать извивавшуюся тварь от пострадавшего. Костяной наконечник копья пригвоздил сколопендру к земле, размозжив голову, однако та уже сделала свое. Место укуса посинело, а нога стремительно, буквально на глазах, распухала.

Воин забился в предсмертных судорогах, глухо застонав. Зажав ему рот рукой, вожак придерживал агонизирующее тело, пока конвульсии не стихли. Прощание было недолгим — любое промедление грозило провалом миссии.

Сбросив труп в ближайший канализационный колодец, вожак погнал своих людей дальше, к одному ему известной цели. Еще несколько туннельных смычек, пара узких технических переходов — и впереди, наконец, показалась заветная гермодверь с круглым оконцем посредине.

Сквозь помутневшее от времени стекло просачивался уютный неяркий свет. Один воин с зажатым в зубах ножом бесшумно вскарабкался на притолоку над дверью, остальные сгрудились за углом, приготовив оружие. Вожак скинул респиратор и, сделав на руке короткий порез, размазал кровь по лицу и груди. Затем громко постучал в дверь и распластался на бетонном полу, застыв в неподвижной позе.

Свет в оконце заслонила чья-то тень. Воины терпеливо ждали, затаив дыхание. Спустя довольно продолжительное время еле слышно заскрипел механизм затвора гермодвери. Взять станцию нахрапом и раздавить к чертям! Делегаты надсаживали глотки и распалялись все больше, пытаясь убедить друг друга в ничтожности маячившей угрозы. Правда, были среди присутствующих и те, кто лишь следил за эмоциональными речами коллег, не вступая в бурные и бесполезные дебаты. За все время он не проронил ни слова, зато когда поднялся со скамьи, споры сами собой прекратились.

Сталкеры наблюдали, как моряки Вавилона пробивались к Чкаловской. Техники и оружия у них действительно — как у дурака фантиков. Захотят к воздухозаборникам пройти — пройдут. Никакие патрули не помогут. Да и сталкеры вряд ли согласятся на поверхности войну затевать.

И без того мрут как мухи. Повсюду пулеметные гнезда, огнеметы в ВШ [12]. Бордюрщик с противоположной стороны вскочил, потрясая кулаками: Думаете, случайно парламентером старика прислали? Лучше давайте вместе подумаем, кто бы мог устроить подобный взрыв. Может, у кого есть какие соображения на этот счет? Центральный зал Сенной в очередной раз взорвался криками. Добрая половина делегатов обличающе тыкала пальцами в соседей, оскорбления лились непрекращающимся желчным потоком.

Прилагая титанические усилия, Пантелей Громов в который раз пытался утихомирить спорщиков. Становилось ясно, что ни найти виновных, ни договориться о чем-либо в подобном бедламе вряд ли удастся. Увлеченные перепалкой, делегаты не обратили внимания на одинокую фигуру, покинувшую лобное место. Таран услышал достаточно и теперь направлялся прочь со станции. Таран обернулся, остановившись у спуска с платформы. Возле входа в служебные помещения стоял начальник Сенной, Виктор Терентьев.

Руки, как обычно, сложены на груди, мешки под глазами от хронического недосыпа, сметливый взгляд из-под кустистых бровей. Сталкер слишком хорошо знал этот взгляд. Недаром Терентьева прозвали Тертым.

Предчувствия подсказывали, что предстоящий разговор не сулит ничего хорошего. И все же, Таран двинулся следом, косясь на лохмотья старой краски, покрывавшей стены подобно струпьям облезлой шкуры. Серый, в потеках, потолок также не добавлял красоты.

Терентьева, похоже, такие мелочи абсолютно не волновали. Не до эстетики, видать. Бизнес всегда на первом месте. Каморка начальника не отличалась особой роскошью. Сталкер отрицательно помотал головой. Тертый кивнул, словно и не ждал от наемника другого ответа.

Таран лишь махнул рукой. Балаболить горазды, а выхлопа — ноль. Пантелей им мозги вправит. Пока жареным не запахнет, они с места не двинутся. Куда уж твоему Пантелею. Громов только с виду придурковатый. Вот увидишь, еще немного, и он их дожмет. Тебе многие доверяют — репутация безупречная. Стало быть, на любую станцию доступ открыт.

Да и дело-то плевое. Пройдешь с инспекцией по подземке, убедишься, что в метро нашем ядерной бомбе взяться неоткуда. Результаты потом предъявим этим морячкам. Глядишь, и спустим дело на тормозах. Торговлю, опять же, наладим. Тертый подцепил со стола исходящую паром кружку, старательно подул и отхлебнул варева, не забывая при этом коситься на собеседника. Заранее все просчитал… Все верно.

Именно таким и должен быть глава торгового сердца подземки. До сих пор узлу Садовая — Сенная — Спасская удавалось сохранять нейтралитет в разборках множества колоний. Со всеми у них мир, куда ни плюнь… Народная мудрость гласит: Таран отвлекся от раздумий, учуяв дразнящий запах чая. Не чета безвкусному грибному суррогату, что пьют простые смертные. И ведь достают где-то… Торгаши, одним словом.

Усилием воли сталкер переключился на тему беседы. А моряки, думаю, не в курсе всего, что творилось на этом злосчастном острове. Слыхал, на чем они к Чкаловской прикатили? От начальника Сенной не ускользнуло, как встрепенулся Таран. Вот только самой ракеты на тягаче не. Чуешь, к чему клоню? Сталкер молчал, прикидывая варианты. Версия у Терентьева получалась складная. Руководство Мощного вполне могло напороть дел с опасной игрушкой — уж больно нездоровый интерес у них к оружию. В этом Таран убедился лично, когда с Глебом на остров попал.

Работенка не пыльная, а уж мы в долгу не останемся! Снаружи они стали свидетелями нелицеприятной сцены. Какой-то проходимец пытался вырвать из рук чумазой девочки торбу с нехитрыми пожитками. Пару месяцев назад он бы прошел мимо и не поморщился. Но с появлением Глеба внутри словно переключилось что-то.

При виде грозного сталкера тот обмер и, поразмыслив секунду-другую, счел за лучшее сгинуть прочь. Воспользовавшись заминкой, девочка в мешковатом, не по размеру, комбинезоне тоже скрылась в толпе, бросив на ходу: Виктор потащил Тарана.

Вернувшись к лобному месту, они успели уловить обрывок фразы, брошенной взмокшим от усердия Пантелеем: В воздух взметнулся лес рук. Многие при этом, завидев сталкера, одобрительно кивали. Как и предсказывал пройдоха Тертый, делегаты пришли-таки к очевидному решению. Сталкер окинул взглядом сидевших в кругу людей. Раскрасневшихся от споров, измотанных взаимными оскорблениями. Каждый второй готов в следующий момент вцепиться в глотку соседу… Если моряки со своим ипритом не подсуетятся, так они сами друг друга потихоньку вырежут.

Выборка из ошметков человечества в отдельно взятом метрополитене. Да и я не сыскарь. Совет загудел, обсуждая отказ наемника. Пантелей в отчаянии закусил губу. Тертый стоял неподвижно, продолжая ухмыляться. Наконец в кругу наметилось движение. Со своего места встал немолодой уже веганец.

Сатур… Через этого пижона Таран получал из Империи сыворотку. Острые черты лица, надменный колючий взгляд. К вороту ладно пошитого сюртука приколота ядовито-зеленая, в шипах, веточка неизвестного растения — очередной мутировавшей дряни, судя по всему. Таран схлестнулся с веганцем взглядом, выжидая.

Сатур тоже не спешил, наслаждаясь всеобщим вниманием. И все-таки не выдержал, первым нарушив затянувшуюся паузу: По-моему, достойная плата за мутное, как ты выразился.

Счет, естественно, будет предъявлен всем колониям в равных долях. Делегаты перешептывались в ожидании решения. Пантелей с остервенением протирал запотевшие очки. Тертый маялся поодаль, в нетерпении отбивая носком ботинка незамысловатый ритм.

Теперь настала очередь наемника тянуть время. Предложение было, чего уж там, неожиданное. От предложения Совета за версту несло подставой. Шансы оказаться крайним во всей этой истории, конечно, велики, но возможность излечения… Интерес Вегана в этом деле был прост и понятен — нажиться на исцелении. С наемника много не возьмешь, а вот с крупных колоний можно урвать неплохой куш. Потому, видимо, они и молчали раньше о лекарстве — держали козырь в рукаве, ждали подходящего случая.

Да и вряд ли имперцы испугались кучки каких-то там беженцев. Слишком мощная это структура, чтобы серьезно относиться к подобным угрозам. Тем более, пилить с Чкаловской до владений Вегана — не ближний свет… Сейчас Таран думал не о. Другое дело — Глеб. С каждым новым приступом мысли о будущем ставшего родным сына тяготили все.

Сталкер сжал лямки рюкзака так, что побелели костяшки пальцев, но на лице не дрогнул ни единый мускул. В гробовой тишине отчетливо зазвучал его хриплый голос: Вдоль рядов пронесся дружный вздох облегчения.

Мастерские, склады, фермы, жилой сектор — смотреть буду. Слабые места… Мы должны взять с тебя обязательство сохранять в тайне всю информацию о станциях, не относящуюся к сути вопроса.

знакомство с любителями дендрофилии

По-моему, вполне логичное требование, не правда ли, уважаемые? Веганец оглянулся по сторонам в поисках поддержки. Безгрешных тут не. Темные дела крутили везде. И лишь какая-то, свойственная только сталкерам, чуйка подсказывала, что проблемы только начинаются. Глава 3 Пропажа Весть об уничтожении колонии Мощного стала для Тарана полной неожиданностью. Казалось, еще вчера они с Глебом мерили шагами булыжные мостовые уютного поселка, общались с приветливыми и по-своему счастливыми жителями, дивились аккуратным клумбам, пестревшим всеми цветами радуги.

А теперь этого райского уголка не стало в одночасье. Удивительно, как в человеке уживаются желания созидать и разрушать… Вести по метро расходятся. Только теперь, узнав о трагедии, сталкер заметил неуловимые на первый взгляд перемены в поведении людей. Казавшиеся такими реальными планы на скорое переселение рухнули, подорвав и без того низкий моральный дух жителей метро.

На смену деловой суете пришла апатия, разговоры звучали реже, а лица многих снова застыли масками обреченности; из их взглядов словно выскоблили всякую надежду. Проходя транзитом Фрунзенскую, Таран заметил несвойственное для тихой станции скопление народа на платформе. Люди сгрудились вокруг уложенных в ряд брезентовых мешков… Трупы. Картина настолько обыденная и привычная, что давно уже не вызывала ни ужаса, ни сострадания. Новый день — новые жертвы.